Принятие закона “О цифровых финансовых активах” фактически узаконило оборот криптовалютных операций в России, но  при этом запрещает использовать цифровые монеты в качестве платежного средства. С другой стороны, новый закон ужесточил требования к самим биржам. Огромное внимание теперь уделяется налогооблажению и регистрации криптовалютных площадок. Эксперты уверены, скрыться от налоговой в офшорной зоне будет гораздо сложнее. Как принятие закона отразится на крипторынке России, BeInCrypto поговорил с адвокатом Марией Аграновской.

Реклама
Продолжить читать

– Мария, сейчас главной повесткой дня для криптовалютного бизнеса в России стало принятие закона “О цифровых финансовых активах”. Фактически деятельность криптобизнеса узаконили, но использовать монеты для оплаты по-прежнему нельзя. Насколько это критично для российских пользователей?

Реклама
Продолжить читать

М.А.: Закон был и остается очень спорным. Этот компромиссный вариант, к сожалению, не вносит ясности для многих сторон бизнеса, связанного с криптовалютами и «цифровыми  активами».

Отнюдь не всю деятельность, которую можно назвать «криптобизнесом», узаконили: оплата товаров и услуг с использованием «цифровых валют» по-прежнему невозможна. , однако, четкой классификации «цифровых активов» и разграничения с «цифровыми валютами» («ЦВ») до сих пор нет ни в законодательстве, ни в разъяснениях. Широкая компетенция регулятора позволяет ему в ряде случаев подменять закон, издавая новые правила. Например, о «ЦВ», – закона пока нет.

Последний стал предметом жесточайших дебатов: предлагалось запретить почти всю деятельность с ЦВ, под страхом уголовного наказания или административного штрафа. При этом, терминологический аппарат предложенных актов оставлял огромное количество вопросов. Бонусы, например, в ряде случаев могут быть рассмотрены как «ЦВ». Безусловно, потребуется гораздо более четкое разграничение различных видов «ЦФА», «ЦВ» и бездокументарных ценных бумаг, электронных ваучеров и прочих элементов электронной коммерции.

Майнинг также в данный момент остался в серой зоне.  До начала 2021 года предполагается переходный период. Можно пробовать обращение к регулятору и работу в «песочницах», однако, туда попадут далеко не все.

Возможна в ограниченных пределах деятельность через операторов обмена и выпуска ЦФА (не ЦВ).

Запрещается распространение информации о предложении или приеме ЦВ в качестве встречного предоставления или иного способа, позволяющего предполагать оплату ЦВ товаров (работ, услуг).

Итак, стала возможной цифровизация в России ряда предприятий или активов – однако, взаимодействие с международным криптовалютным рынком по-прежнему почти закрыто.

Привлечение инвестиций из-за рубежа (не по российскому праву), выход на международные биржи, работа с иностранными активами надлежащим образом не урегулированы.

– Как россиянам покупать криптовалюту? Какие есть варианты?

М.А.: Цифровыми валютами признается совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей Российской Федерации, денежной единицей иностранного государства (…), и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора и (или) узлов информационной системы, обязанных только обеспечивать соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему ее правилам.

В данный момент до принятия закона о ЦВ и разъяснений о порядке декларирования ЦВ все остается по-прежнему. Работа с ЦВ в полностью легальном порядке возможна через зарубежные компании из стран, в которых эта деятельность поддерживается и урегулирована.

«Организация выпуска, выпуск, организация обращения цифровой валюты в России должны регулироваться федеральными законами», однако, они еще не приняты.

Важно также иметь в виду необходимость определения статуса ЦВ и различных видов ЦФА как «имущества» в налоговых целях – с точки зрения обложения НДС, в частности.

Платежные токены и ЦВ не разделены в нашем законодательстве так, как это принято в ряде стран. Представляется полезным использовать в России опыт успеха других стран.

– Сегодня “Сбербанк” заявил о возможности выпуска рублевого стейблкоина. Насколько это реально? И зачем стейблкоины банку, если криптовалюта не используется в качестве платежного средства?

М.А.: Безусловно, это реально, если такова будет  политическая воля (как и цифровой юань). При этом, что это за рублевый «стейблкоин»? Если регулятор имеет в виду выпуск некоего цифрового двойника рубля, необходимо определить его статус. В прежней версии закона фигурировали «цифровые операционные знаки», которые не отличались от ЦВ почти ничем, кроме санкционированного ЦБ выпуска.

Вероятно, этот вопрос потребует существенной проработки – законодательных основ на сегодня нет. Номинированные в рублях «стейблкоины», которые привязаны к активам в России, регулируются новым законом о ЦФА.

Такие валюты могли бы использоваться на международном крипторынке – однако, каков к ним был бы уровень доверия, неясно (в силу того, что это была бы жестко контролируемая централизованная история).

– Как принятие закона отразится на налоговой системе? Обязаны ли биржи уплачивать налоги? Если да, то какие?

М.А.: На налоговой системе принятие закона о ЦФА не отразится: оно повлияет на обязательства налогоплательщиков по декларированию активов, выпущенных в соответствии с этим законом.

Нужно отметить, что несоблюдение требования о декларировании – при отсутствии правил такового на сегодня и противоречивой практике –  лишает граждан права даже на судебную защиту, что о чем мы писали и в пояснительных записках от нашего Экспертного совета по цифровой экономике при Комитете Госдумы ФС РФ по предпринимательству.

Обязательно нужно предоставить возможность задекларировать свои активы в любой форме и оплатить налоги –но пока нет четких правил и согласованности действий ЦБ и Минфина с налоговыми органами тоже не наблюдается.

Будем ожидать разработки правил в течение осени и информировать вас, соответственно.

– Как запуск стейблкоина, если это произойдет, повлияет на банковскую систему России?

М.А.: Запуск стейблкоина пока далек от реальности, само понятие носит сейчас отвлеченный характер. Говорить об этом серьезно преждевременно.

На банковскую систему существенно такой шаг не повлияет, – слишком мал объем операций и рынка, связанного с ними, по сравнению с реальным банковским сектором вне крипторынка. Однако, это существенно зависит от конкретики и политической воли регулятора и государства.

– Отдельно хотела узнать о регистрации бирж. Не секрет, что многие компании зарегистрированы в оффшорных зонах, типа Кипр, Каймановые острова. Но сейчас ситуация с Кипром не самая лучшая. Как события повлияют на работу биржи?

М.А.: Все зависит от обстоятельств. Те же последствия, что и для компаний в других сферах, могут затронуть и биржи.

Прежде всего, сейчас актуально расторжение Россией соглашений об избежании двойного налогообложения (как и объявлено было уже больше полутора месяцев назад, Кипр уже в процессе, следом ожидаются Мальта, Люксембург, даже, возможно, Голландия): это может повлиять на дивиденды и роялти, в первую очередь. Однако, если вследствие расторжения соглашений страны попадут в «черные списки» Минфина, российские бенефициары могут получить «приятную» обязанность платить налог с нераспределенной прибыли, к примеру. Это действует для стран, с которыми нет таких соглашений – как БВО и Кайманы, Лабуан и другие.

БВО, Кайманы – статус в этом смысле остался без изменений. Другой вопрос, что под давлением мировых лидеров большинство офшоров уже вынуждено было обеспечить раскрытие и прозрачность информации, а также требование о локализации офисов («сущность» – должны быть офис, директор итд для применения льгот).

Существенно увеличились требования о противодействии отмыванию денежных средств – и законы в большинстве офшоров стали строже. Соответственно, выросли цены.

(!) В связи с принятием Закона о ЦФА и ожидаемого принятия закона о ЦВ можно ожидать и того, что прибыль офшорных бирж в криптовалютах будет подлежать обложению налогом в России. Это в данный момент однозначно прокомментировать нельзя, сейчас нет оснований – но стоит отслеживать изменения и в этом ключе.

– Что будет с майнингом в России? Каковы шансы, что его легализуют?

М.А.: Откровенно говоря, шансы не люблю оценивать – неблагодарное занятие. Много было обсуждений относительно и налоговой базы (например, из расчета потребляемой энергии, что не учитывает развитие технологий), и контроля за выпуском, но единого мнения нет в окончательной форме.

Остается надеяться, что регулятор учтет необходимость легализовать деятельность и все же определить возможность работать для майнеров.

Первые основы уже заложены Законом о ЦФА, но этого недостаточно. Непонятно также, как использовать полученные криптосредства и выходить с ними на международный рынок.

– Спасибо за беседу!