Недавно правительство Китая заявило о проведение airdrop собственной цифровой валюты (CBDC). Ранее президент ЕЦБ Кристин Лагард также сообщила о необходимости создания цифрового евро, который бы мог стать дополнением к фиатным деньгам. О создании CBDC заявляли США, Турция, Германия, Испания, а также Россия и Украина. BeInCrypto поинтересовался у экспертов, готовы ли на самом деле страны к внедрению цифровой валюты или же это скорее очередной хайп.

Реклама
Продолжить читать

Павел Шкитин, СЕО криптобиржи Nominex

Не могу сказать, что страны готовы на 100% к внедрению цифровых валют центральных банков, но процесс подготовки идет. Флагманом в этом вопросе, конечно, остается Китай, который не только создал и внедрил свою цифровую валюту, но и выплачивает в ней зарплаты и даже проводит эйрдроп. Но пока рано говорить о повсеместном использовании цифровой валюты.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу, чтобы быть в курсе главных трендов крипторынка.

Банковская система в мире выстраивалась веками, поэтому изменить ее за несколько лет точно не получится. Ведь фактически нужно изменить всю существующую работу банков, внедрить блокчейн, обучить тысячи специалистов работать с новыми технологиями. Конечно, первые попытки внедрить цифровые валюты делаются Европейским Центральным банком, Народным банком Китая, Федеральной резервной системой США, но говорить о полноценном принятии цифровых валют пока рано. По моему мнению, цифровые валюты центральных банков не заменят фиатные еще в ближайшие лет 5-10, но могут стать дополнением к ним. Примерно, такую же мысль высказывала и президент ЕЦБ Кристин Лагард.

Внедрение цифровых валют значительно ускорит и удешевит международные и внутренние расчеты. Кроме того, наличие цифровых валют значительно удешевит обслуживание фиатных денег. Представьте себе, что правительства стран тратят миллионы долларов на изготовление и обслуживание фиатных денег. Если количество бумажных купюр сократиться хотя бы вполовину, то это значительная экономия для государственной казны.

Читайте нашу обзорную статью о CBDC. Там все, что нужно знать о криптовалюте центральных банков.

Во-вторых, внедрение блокчейн-технологий позволит искоренить коррупцию. Уже такие страны, как Казахстан, Турция и ряд других рассматривали вариант внедрения цифровых валют с единой целью – сделать транзакции средств прозрачными и тем самым искоренив коррупцию в высших эшелонах власти.

Теперь о минусах. Главный минус – низкая культура понимания технологий блокчейн и цифровых денег. Самый яркий пример – Венесуэла. Правительство Николаса Мадуро внедрили в стране криптовалюту Petro и даже начали использовать ее вместо обесценивающегося болливара, но не научили население пользоваться цифровыми деньгами. В результате больше половины жителей страны не смогли даже установить и активировать криптокошелек. Поэтому, если страны всерьез задумались о внедрении цифровых валют, то уже сегодня нужно проводить обучение и рассказывать, как ими пользоваться.

В конечном итоге все страны мира рано или поздно придут к использованию цифровых валют. Вопрос в том, что страны, которые станут в этом вопросе лидерами, могут сделать свою цифровую валюту глобальной, как это стремится сделать команда Facebook. Именно заявление Марка Цукерберга о создании стейблкоина Libra подтолкнуло руководство стран работать над созданием своих CBDC.

Фактически первая всемирно принятая цифровая валюта может заменить доллар на мировом рынке и стать той самой “твердой валютой” для всех пользователей. И пока в этом вопросе лидирует Китай.

Глеб Костарев, директор Binance в России и СНГ

– Исследование, проведенное Банком международных расчетов (BIS) в 2019 году, показало, что почти 80% опрошенных центральных банков вовлечены в полномасштабные исследования CBDC, а также уже проводятся различные эксперименты.  Уже запущены пилотные проекты. Центральный банк Швеции, Riksbank, в связи с продолжительным трендом снижения использования наличных денег в стране, запустил пилотный проект электронной кроны.

В Уругвае Banco Central del Uruguay (BCU) также запустил в качестве эксперимента одну из первых CBDC общего назначения, ориентированных на розничную торговлю.

Национальный банк Украины (НБУ) в 2018 году успешно протестировал электронную гривну.

Здесь собрана информация о том, где можно купить криптовалюту за рубли и гривны.

Банк Канады является одним из немногих центральных банков, которые активно исследуют CBDC с 2016 года. В начале 2020 года он пришел к выводу, что банк еще не видит «веских» причин для выпуска канадского цифрового доллара.

Банк Японии официально начал исследование CBDC с пятью другими крупными центральными банками в 2020 году. В июле 2020 года появились отчеты, предполагающие, что правительство Японии включит план внедрения CBDC в будущую политику страны и будет способствовать развитию этой инициативы.

Скорее всего лишь небольшая группа центральных банков сможет полностью реализовать CBDC и выпустит цифровую валюту в течение следующих 5 лет.

Прогресс внедрения и принятия CBDC будет продолжаться планомерно, но медленно. Стоит отметить, что позиции многих центральных банков и их отношение к CBDC изменились и регуляторы стали более восприимчивыми к инновациям, особенно с точки зрения исследований и обмена знаниями с участниками рынка цифровых активов.

Вопрос внедрения CBDC скорее заключается не в технологиях, они есть, а в необходимом условии социальной координации и адаптации между всеми заинтересованными сторонами, в частности обществом и государством.

Джек Тао, CEO криптовалютной биржи Phemex

Технологии развиваются гораздо стремительнее общества. Также как и в случае с биткойном, я бы не стал рассчитывать на полное принятие цифровой формы денег в массовом масштабе в ближайшее время, так как не все страны и жители мира располагают данными технологиями. CBDC потребует создания дополнительной платежной инфраструктуры. На мой взгляд, фиат еще поживет, однако цифровая валюта может быть дополнительной формой денег наряду с наличным и безналичным расчетом.

В идеале, CBDC должен выполнять три функции денег, включая средство сбережения, расчетную единицу и средство обмена. Насколько мне известно, европейский центральный банк также указал на то, что цифровой евро не заменит наличные, а дополнит их. Цифровая валюта также призвана выполнить функции, которые могут способствовать интеграции, особенно для тех, кто по тем или иным причинам не имеет банковского счета.

Китай может получить контроль над глобальными стандартами CBDC. Инициатива Китая в области цифрового юаня продвигается неимоверно быстрыми темпами, поскольку китайское правительство, по-видимому, стремится стать первой мировой юрисдикцией, принявшей CBDC. Это преимущество устанавливает стандарты разработки схем, потому что именно технологическая платформа первопроходцев, будет способствовать дальнейшему широкому внедрению цифровой валюты.

Что касается Китая, импульс, стоящий за и без того развитой CBDC в стране, связан с уже протестированными внутри страны кошельками для электронных денег из частного сектора, таких как Alipay и WeChat Pay. Вполне вероятно, скоро про них узнает весь мир.

В отличие от Китая, Швеции и других передовых центрабанков, правительство Австралии не хочет выпускать CBDC. В этом также присутствует логика, ведь CBDC может иметь серьезные недостатки для страны, включая более высокие затраты на финансирование для коммерческих банков. CBDC может увеличить вероятность массового убийства банковской системы в случае финансового кризиса.

Следует понимать, что не одна технология не имеет смысла, без ее правильного внедрения. В данном случае, можно говорить о том, что успех CBDC также будет зависеть от того, насколько общество готово использовать цифровой кошелек. В странах Азии и Европы уже несколько лет идет активное сокращение использования наличных средств, в то время как в США все еще рассуждают о том, насколько определен горизонт для перспективных валют, таких как Libra, и станут ли они действующими. Граждане США, похоже, выступают против цифрового доллара, даже несмотря на обеспокоенность по поводу существующей финансовой системы.

По мнению Китая, на карту поставлено мировое финансовое господство. Сможет ли юань свергнуть доллар мне не известно, однако точно знаю, в обозримом будущем клиенты перестанут вести дела с традиционным фиатным банком, если он не предоставит им доступ к цифровому активу.

Дмитрий‌‌ Волков,‌‌технический ‌‌директор ‌‌международной‌‌ криптобиржи‌ ‌CEX.IO:

– В разных странах ситуация с внедрением национальных цифровых валют обстоит по-разному. На данный момент лидером в тестировании цифрового аналога фиатной валюты является Китайская Народная Республика, где в 2020 году приступили к тестированию цифрового юаня, названного DC/EP (Digital Currency/Electronic Payment), что значит (цифровая валюта/электронный платёж). Сельскохозяйственный банк Китая, Промышленно-коммерческий банк Китая, Банк Китая и Строительный банк Китая, являющиеся крупнейшими банками страны, приняли участие в тестировании.

В рамках внутреннего тестирования приняли четыре китайских города: Сучжоу, Шэньчжэнь, Чэнду и новый район государственного уровня Сюнъань в провинции Хэбэй.Центробанки США, Великобритании и Японии также заявляли об изучении вопроса создания национальной цифровой валюты. Для США главным стимулом в разработке цифрового доллара, скорее всего, является лидерство в этой сфере Китая, которое в будущем может дать преимущество главному геополитическому конкуренту штатов.

Остальные центробанки на данный момент рассматривают возможность создания цифровых валют, прежде всего, из соображений технологической конкуренции, так как у многих центробанков еще нет убежденности в целесообразности этой технологии. Например, Тони Ричардс – глава отдела платежной политики Резервного банка Австралии – заявил, что банк провел оценку CBDC и не нашел убедительных аргументов в пользу их введения в стране. Швейцарское правительство сделало аналогичное заявление, сказав, что Швейцария на настоящий момент не получит никаких дивидендов от создания государственной цифровой валюты и может вместо этого получить только риски для финансовой стабильности.

Ожидается, что, в целом, цифровые валюты будут служить цифровым платёжным средством, не имеющим процентной ставки. В противном случае процентная ставка цифровой национальной валюты влияла бы на фиатную, что бы приводило к конфликту процентных ставок между цифровой и фиатной валютой. А такая амбивалентность ставок никак не приемлема для государственных финансовых регуляторов.

Пока сложно говорить о конкретных преимуществах, которые могла бы извлечь страна, первая внедрившая национальную цифровую валюту. Многое здесь будет зависеть от распространенности государственной валюты в мире и ее участии в мировой экономике. Но на данный момент можно говорить о технологическом лидерстве Китая в данном вопросе.

Что касается проблем, к которым могло бы привести создание такой валюты, то вряд ли их стоит ожидать хотя бы потому, что центробанки стран на концептуальном уровне не допустят какого-либо отрицательного влияния цифровых валют на финансовую систему и экономику своих стран.

Рассуждение об этом сейчас можно сравнить с гипотезами о цене биткоина, которые строили в 2017 году. Можно это сравнить и с космической гонкой середины 20 века, в которой в итоге победил СССР.

Но я сейчас не вижу особого смысла в построении прогнозов на победу в гонке, потому как еще даже многие центробанки не определились с запуском центральными национальных цифровых валют. Да и каких-то очевидных дивидендов, которые могли бы извлечь центробанки из лидерства в этой области на данный момент не просматривается. Скорее, успешная реализация такого проекта может быть свидетельством достаточно высоких технологических возможностях той или иной страны.

Сергей‌ ‌Хитров,‌ ‌Founder‌ ‌&‌ ‌CEО‌ ‌Listing.Help‌

В настоящее время целый ряд стран заявляет о готовности запуска, либо официального тестирования цифровых валют: у Народного банка Китая есть проект по созданию цифрового юаня, а ЦБ Франции тестирует возможности, как национальной цифровой валюты, так и предлагает создать единую в рамках ЕС. Федеральный резерв США, Банк Англии и Банк Японии изучают возможности применения и развития этой технологии.

Чаще всего вопрос внедрения цифровых валют рассматривается в свете новостей о “цифровом юане”. Именно в Китае цифровизация экономики уже достигла высокого значения. В этом ключе Глен Ву, глава подразделения Ledger Vault, указывает, что цифровые валюты смогут легко заменить фиатные: рядовой пользователь не поймет, что что-то вообще изменилось в его повседневных покупках через WeChat и Alipay. “Это будет органично. Никто не почувствует разницу, что платежи будут уже в CBDC”.

В странах с меньшей долей цифровизации экономики, цифровые валюты скорее всего будут дополнением к существующим валютам в течение определенного переходного периода. Однако именно внедрение таких инициатив позволит странам провести модернизацию целых отраслей хозяйства.

Первая страна внедрившая собственную цифровую валюту столкнется с большими технологическими вызовами: никакое тестирование не способно предсказать работу системы при ее использовании целой страной. Работа такой цифровой валюты должна быть значительно защищена от хакерских атак, а ее код станет объектом государственного суверенитета.

С другой стороны, возможность быть первой страной открывает широкие возможности для модернизации отраслей производства и целых регионов страны, которые ранее были вне поля современных цифровых технологий.

В технологиях гонка и конкуренция всегда положительно влияет на продукт для конечных потребителей. Я думаю что мы увидим универсальное и удобное решение, которое сможет сделать жизнь лучше. Но еще потребуются годы, чтобы определить точное направление развития этих разработок и лидеров.

Кроме того, такая гонка центробанков может серьезно повлиять и на политику: внедрение кардинально новой архитектуры денег будет большим вызовом современной экономической системе. Именно поэтому вопрос внедрения CBDC зачастую обсуждается в разрезе противостояния “цифрового доллара” и “цифрового юаня”. Также именно по этой причине все чаще можно услышать предложения единой CBDC на базе валют КНР, Кореи, Японии и Гонконга, либо появления единой цифровой валюты зоны евро.

Сергей Жданов, СОО криптовалютной биржи EXMO

– Большинство стран находятся только на этапе обсуждения, насколько целесообразно вообще выпускать криптовалюты. Хотя с другой стороны вопросом внедрения CBDC занимаются практически все страны. Из недавних заявлений, только Австралия решила отказаться от подобного проекта в обозримом будущем. Похожие заявления ранее делала Канада. И еще в Чехии представители нацбанка выразились крайне скептически о предназначении CBDC.

Тем не менее, часть государств уже занимаются разработкой и тестированием собственной цифровой валюты. Среди них есть один явный лидер – Китай, который находится на финальном этапе тестирования своего криптоюаня. На днях они начали программу раздачи 10 млн цифровых юаней населению с целью тестирования и одновременно регионального развития. Новость привлекла довольно много внимания. Но еще раньше в стране начали выплачивать в цифровой валюте зарплату.

К тому же, в течение всего 2020 года было протестировано 6700 вариантов использования криптоюаня, проводились платежи на межбанковском уровне. Но даже китайское правительство не обозначало точных сроков полноценного внедрения своей CBDC, а только обещало, что на Олимпийских играх в Пекине в 2022 году будет использоваться цифровой юань.

Примечательно, что о продвижении в разработке своих CBDC сообщил ряд других стран Азии. В частности, Южная Корея, Таиланд (тестирует в партнерстве с крупными компаниями), Камбоджа (обещала, что запустит осенью этого года). Вероятно, многие азиатские страны чувствуют большее давление со стороны своего крупного соседа, что их подстегивает активно развивать собственные цифровые валюты. Так, в июле, на фоне новостей по CBDC Китая и Южной Кореи правительство Японии перевело данное направление в приоритетное.

В сравнении с Азией, складывается впечатление, что страны Европы и Северной Америки отстают: преимущественно ведутся дискуссии о необходимости и том, как этот должно реализовываться, какие возможности получит государство от CBDC. Также идет активная работа по законодательному определению работы CBDC. Похоже, в западных странах для запуска цифровых валют готовы воспользоваться существующими коммерческими наработками, в отличие от Китая, где для этого была создана государственная блокчейн-сеть.

Из стран других регионов о начале постепенного выпуска CBDC также заявлял ЦБ Багамских островов. Назывался уже октябрь текущего года. В любом случае, все страны, по сути, говорят о продолжении тестирование или внедрения еще в следующем 2021 году. В ЕЦБ, в частности, отмечали, что речь о нескольких годах подготовки. Так что в большинстве стран запуск и распространение CBDC начнется не раньше 2022 года, а, возможно, даже позже.

Скорее всего, в разных странах будет складываться по-разному. Идея безналичного общества не нова, и она далеко не везде получает позитивный отклик. Насколько применение цифровых денег приживется, будет зависеть и от достаточного технологического развития, и от экономических преимуществ, которые смогут получить бизнес и рядовой пользователь, а также и от особенностей менталитета и восприятия CBDC как явления в обществе. Технологии постепенно проникают и распространяются во всех странах, но происходит это с разной скорость. То же касается и CBDC. В Китае уже не первый год полным ходом проводится цифровизация общества. В частности, рейтинговая система вызвала в мире много споров и обсуждений, но внутри страны граждане приняли правила игры. Так что, скорее всего, там и криптоюань будет нормально принят.

С другой стороны, есть пример Венесуэлы, выпустившей свою криптовалюту еще в 2018. Но на фоне экономического кризиса в стране и нестабильности, она не получила поддержку среди жителей страны. Они предпочли по возможности приобрести биткойн.

CBDC могут ускорить скорость переводов как внутренних, так и международных. Это может упростить многие процессы, а также ускорить экономику страны. Помимо этого, применение блокчейна может сделать распределение ресурсов более рациональным и прозрачным. В частности, это может оказаться мощным инструментом в борьбе с коррупцией и злоупотреблением полномочиями. Для Китая помимо удобства, цифровой юань – еще и возможность уменьшить зависимость от доллара в международной торговле, а также укрепить позиции, по крайней мере, на региональном уровне за счет перевода расчетов с доллара и традиционных международных платежных систем на китайскую CBDC. По сути, это конкуренция за финансовое доминирование в мире. Но эта борьба касается только стран с мощной экономикой.

В первую очередь Китая, США и Евросоюза. Также в определенной степени Великобритании, Японии, Южной Кореи и ряда других развитых стран. Для многих стран все будет зависеть от того, в зоне чьего влияния они окажутся. В прошлом году разными группами стран обсуждалась возможность запуска региональных криптовалют для расчетов между соседними странами. К примеру, были разговоры о единой мусульманской криптовалюте, о единой криптовалюте в Евразийском регионе и между странами БРИКС.

Тем не менее, в таких проектах все может свести к принятию уже готовой криптовалюты определенной страны в данном содружестве. Как вариант, все того же цифрового юаня. К подобным проектам можно отнести и цифровое евро.

Гонки в прямом смысле слова в данном направлении нет. Да, во многих странах процесс запущен, но преимущественно ведется детальная проработка всех аспектов перед запуском. С другой стороны, в заявлениях некоторых представителей правительств наблюдается определенная нервозность. Чем закончится точно предугадать сложно: мы сейчас живем в период огромной неопределенности, которая вызвана кризисными явлениями во многих (если не во всех) сферах жизни человечества. Но также мы живем во времена, когда формируется абсолютно новая финансовая система мира, в которой цифровые деньги станут неотъемлемой частью.