• Новый законопроект вынуждает криптобизнес уйти из России
  • Руководство криптобирж надеется на пересмотр текста законопроекта
  • Ограничения коснуться и оборота стейблкоинов

Тема нового законопроекта “О цифровых платежных активах” до сих пор вызывает споры и дискуссии в криптосообществе. И пока российские политики лоббируют принятие документа в том виде, в котором он был презентован, представители криптовалютного бизнеса уверяют, что в случае утверждения законопроекта биржи и обменники не смогут работать на территории страны. Есть ли будущее у криптовалют в России, BeInCrypto обсудил с основателем криптобиржи Garantex Сергеем Менделеевым.

– Сергей, хотели бы обсудить с вами законопроект, который в мае Госдума представила к рассмотрению в Минэкономразвития. Что будет означать его принятие для российской криптоотрасли? Что вы, как представитель этой отрасли, думаете по поводу нового законопроекта?

С.М.: В том виде, каким законопроект предстает сейчас, он фактически запрещает торговлю криптовалютой в Российской Федерации. Всё, что имеет отношение к криптовалютам, ставится вне рамок правового поля, вводится прямой запрет, включая уголовную ответственность за организацию торговли криптовалютами.

По сути, это означает конец той анархии, которая царила в российской криптоотрасли до сего времени. Каким образом криптосообщество должно реагировать на эту ситуацию? Понятно, что экспертное сообщество крайне негативно отреагировало на законопроект. Более того, даже ряд министерств, в частности, Минэкономразвития и Минюст, тоже прислали отрицательные заключения на предлагаемый законопроект, так как в нем не прописаны очень важные вещи и, вообще говоря, не совсем понятно, что именно запрещается и разрешается.

– В законе говорится, что нельзя будет торговать крупнейшими криптовалютами в рамках российской информационной инфраструктуры. Остается ли для российских граждан возможность обратиться на иностранные биржи и купить там биткоин, эфир и т.д.? Будут ли продавать россиянам крипту на биржах иностранных юрисдикций?

С.М.: Начнем с главного момента, касающегося такого понятия, как российская информационная инфраструктура, использование которой по новому закону будет запрещено. Понятно, что там специальным образом прописан запрет на использование российских доменов, сайтов, хостинга и прочее, но остается открытым вопрос, будет ли, например, обычный смартфон, которым пользуется обычный российский гражданин для того, чтобы купить или продать криптовалюту на какой-нибудь западной бирже — Binance, например, или Huobi — будет ли он считаться объектом российской информационной инфраструктуры?

Потому что, если да, то в этом случае нужно понимать, что любая биржа, находящаяся в любой точке мира, автоматически подпадает под уголовное преследование в Российской Федерации. Да и любой человек, физическое лицо, которое будет оказывать услуги по продаже и покупке криптовалюты вне пределов Российской Федерации гражданам РФ, то есть выходящим с российских IP-адресов, автоматически по российскому законодательству, предлагаемому сейчас, будет подпадать под запрет и под уголовное преследование.

Все мы знаем, к чему это приводит. В частности, для огромного числа граждан иностранных юрисдикций покупка и продажа криптовалют уже находится под запретом. Есть серьезные сложности с гражданами США, определенные трудности с гражданами Сингапура, Южной Кореи и ряда других юрисдикций. По сути, РФ этим законопроектом внесет сама себя в некое санкционное поле, и мировые криптобиржи, чтобы не нарушать закон и не подпадать под уголовное преследование, будут вынуждены отказывать полностью гражданам Российской Федерации в использовании своих ресурсов для торговли.

Опять же остается вопрос, в какой момент смартфон, принадлежащий гражданину Российской Федерации, перестает быть участником российской информационной инфраструктуры. Если я, к примеру, со своим смартфоном выйду за пределы РФ, то будет ли этот смартфон участвовать в российской информационной структуре? Скорее всего, нет. Но в какой момент произойдет переход? Когда поставят штамп в паспорт при пересечении границы? Эти нюансы в новом законе не обозначены.

Нужно понимать, что никто не будет на первых порах разбираться во всей этой истории. То есть если закон будет принят в том виде, в котором он предполагается сейчас, то, повторюсь, это скорее всего приведет к очень тяжелым последствиям для всего российского криптобизнеса. В частности, для всех критобирж и криптообменников, которые работают в данный момент на территории Российской Федерации. Понятно, что все они так или иначе связаны с мировыми криптобиржами, мировыми финансовыми потоками, и отдельно эта история никаким образом существовать не может. Суверенного интернета в криптосреде быть не может никак.

– По новому законопроекту, запрету подлежат не все криптовалюты. Почему биткоин, первая и основная криптовалюта, ставится вне закона, а “авторскими” токенами торговать будет можно? Так ли это, и где тут логика?

С.М.: Проект федерального закона очень вольно обходится с трактовками, связанными с определением того, что же такое криптовалюта в принципе. В частности, по новому федеральному законопроекту запрещается торговать теми токенами, которые не имеют в своем составе обязанного по ним лица. Все мы знаем, что такая криптовалюта, как биткоин или эфириум, не имеют центрального органа, который их выпускает. Есть независимые майнеры, валюта свободно обращается, и именно такие токены будут под запретом. То есть биткоин по новому закону подпадает под полный запрет, и биткоином, если этот закон будет принят, торговать будет нельзя. Но, к примеру, такие криптовалюты как Tether (USDT) или ряд других, очень популярных и известных, прежде всего стейблкойнов, в своем составе и в своих whitepaper имеют лица, обязанные по данным токенам. То есть любой стейблкойн, кроме выпущенных по принципу оракулов и децентрализованных, имеет под собой некую реальную структуру, которая отвечает за них и несет обязательства выплатить по этим стейблкойнам реальные фиатные средства.

В частности, для Tether это Tether Limited. Это известная компания, которая постоянно подвергается критике, аудиту и так далее. Вот с точки зрения нового закона получается, что USDT, в отличие от биткоина, торговать можно. Почему? Потому что он не подпадает под запрет. Получается парадоксальная ситуация: с точки зрения закона можно будет торговать Tether, который имеет обязанное по нему лицо, но при этом нельзя будет торговать биткоином. Это крайне странно, потому что совершенно понятно, что если можно торговать USDT внутри Российской Федерации, то его будут покупать здесь, а потом, если кому-то нужен биткоин, на западных биржах можно будет поменять USDT на BTC, чтобы обойти санкционные моменты.

И понятно, что с этой точки зрения закон нужно будет дорабатывать, разделять внутри закона несколько ключевых моментов, потому что весь мир и вся мировая практика идет по пути разделения токенов на разные подвиды, а у нас в Российской Федерации авторы закона ввели какую-то свою новую градацию. Там нет такого понятия, как, например, security token.

– Какие ещё понятия в новом законопроекте, по вашему мнению, нуждаются в доработке?

С.М.: Там есть и другие моменты, которые не совсем понятно, каким образом будут реализовываться и вообще, что авторы имели в виду. Это ключевые моменты, связанные с тем, что закон в нынешнем своем виде позволяет торговать токенами USDT, которые в Российской Федерации, в отличие от биткоина, лайткоина, эфириума и прочих, оказываются внутри закона. А все независимые коины, которые по сути являются именно криптовалютами, оказываются вне закона.

Ну и понятно, что в законе ряд вещей еще пропущен. Допустим, не обозначены правила выпуска цифровых финансовых активов в информационной системе, организованных на основании иностранного права, не решена проблема идентификации иностранных инвесторов, не установлена предельная сумма сделок с цифровыми финансовыми активами российских юридических лиц и ряд других моментов, которые необходимо предусмотреть в законе.

– Что вы думаете по поводу тех мер наказания, которые собирается ввести новый закон? Почему торговля криптовалютами приравнивается к уголовному преступлению, и за организацию работы с ней предполагается карать строже, чем за ряд куда более тяжких противозаконных действий? И на каком законном основании происходила торговля криптовалютами до сих пор?

С.М.: Сейчас криптоактивами или цифровыми правами, как бы это ни называлось в Гражданском кодексе, торговать в Российской Федерации можно. Закон четко разделил понятия валютных ценностей и цифровых прав, введя статью 141.1 Гражданского кодекса и разрешив их оборот. Логика законодателя здесь тоже не совсем понятна, потому что если законодатель хотел бы запретить полностью торговлю криптовалютными активами, он мог бы сделать это очень просто — не разделяя понятия цифровых прав и валютных ценностей. В статье 141 Гражданского кодекса говорится о валютных ценностях — все они четко зарегулированы. Для того, чтобы менять и проводить другие операции с валютой, нужно получать специальные лицензии, доступные банковским структурам. То есть если бы законодатель хотел полностью запретить торговлю цифровыми активами, цифровыми валютами, цифровыми правами и прочим, ему достаточно было бы не вносить статью 141.1 в Гражданский кодекс, а просто приравнять валютные ценности к статье 141.

Законодатель по какой-то причине этого не сделал, то есть захотели этот момент отделить изначально. Но вот сейчас регуляторы попытались опять вернуть этот вопрос на круги своя — запретить, и при этом еще и ввести очень серьезные санкции, потому что те поправки в уголовный кодекс, которые предполагаются, они гораздо жестче и гораздо сильнее в наказании за торговлю криптовалютами, чем, допустим, за нарушения, связанные с валютными операциями.

То есть если вы начнете где-то тихонечко менять рубли на доллары, то все, каким образом вас могут наказать согласно Кодексу об административных нарушениях, это оштрафовать на целую сумму сделки. То есть если вы 10000 долларов поменяли на рубли не как физическое лицо, а тихонечко организовав какой-то подпольный пункт обмена валюты, то в этом случае вам могут вкатать штраф на полную сумму сделки. В случае же если вы попытаетесь в редакции нового закона организовать такой обменный пункт с криптовалютами, вы можете с легкостью получить до 7 лет лишения свободы.

Мне такой перекос кажется несколько нелогичным. Мне кажется странным, что законодатель вдруг решил за криптовалютные нарушения карать гораздо строже, чем за нарушения, связанные с фиатными валютами.

– У вас есть какой-то план относительно того, как Garantex будет действовать в новых условиях? Собираетесь ли вы уходить с российского рынка?

С.М.: В любом случае мы внутри нашей криптобиржи еще до одобрения этого законопроекта думали о том, каким образом нам придется с ним взаимодействовать, каким образом мы сможем продолжить работу Garantex с тем, чтобы, во-первых, полностью соответствовать российскому законодательству, и во-вторых, соблюсти некие необходимые паритетные основы для свободной торговли. Потому что понятно, что если закон полностью запретит нам работать, как эстонской криптобирже, на территории РФ, мы не сможем в нарушение закона этого делать.

Но мы внутри Garantex придумали несколько способов, с помощью которых наша биржа сможет преодолеть данные моменты. Мы решили все вопросы, связанные именно с торговлей криптовалютами, осуществлять вне рамок Российской Федерации. То есть мы никаким образом внутри своей платформы не будем использовать российскую информационную структуру — ни доменов, ни серверов и прочего. Ничего общего с российскими структурами иметь не будем — иностранные регистрации, иностранные лицензии, иностранное полностью все. Вся инфраструктура будет выведена за пределы РФ.

Вопросы, связанные с пополнением или выводом средств будут решаться примерно тем же способом, которым в свое время придумали пополнять и выводить средства с webmoney и qiwi кошельков. Российское законодательство это позволяет в рамках национальной платежной системы, поэтому мы в общем будем во всеоружии встречать этот закон. Но еще раз повторюсь, что, конечно, это будет очень сложно сделать, это нанесет очень серьезный удар по всей криптоиндустрии в Российской Федерации.

– Что бы вы сказали нашим законодателям, если кто-то из них увидит это интервью?

С.М.: Я очень надеюсь, что правительство РФ и Государственная Дума прислушаются к мнению криптосообщества и криптоэкспертов и откажутся от идеи принятия законопроекта в том виде, в котором он написан сейчас, по тем причинам, которые я  изложил. Мы очень надеемся на то, что мы сможем продолжить спокойно работать внутри Российской Федерации на тех принципах, на которых мы это делали до сих пор. Мы очень надеемся на то, что разум возобладает и государство все-таки выйдет на диалог с экспертами для того, чтобы наладить работу отрасли и разработать новое законодательство без тотального запрета.

– Спасибо за беседу!

Карина Крупенченкова

Карина Крупенченкова, криптожурналист, PR-менеджер, член Национального союза журналистов Украины, член Международной Федерации журналистов.

Подпишись:

Хотите знать больше?

Подписывайтесь на наш телеграм-канал и получайте торговые сигналы, доступ к бесплатным обучающим курсам и общайтесь с единомышленниками и криптотрейдерами!

Мы используем файлы cookies.
Нажмите здесь, to чтобы подтвердить свое согласие на использование cookies. Ознакомьтесь с нашей политикой конфиденциальности

Мы обсуждаем эту тему в нашем телеграм-канале прямо сейчас

Присоединяйтесь

Присоединяйтесь к сообществу крипто-трейдеров в нашем Telegram-канале

Присоединиться

Мы обсуждаем эту тему в нашем телеграм-канале прямо сейчас.

Присоединяйтесь

Мы обсуждаем эту тему в нашем телеграм-канале прямо сейчас.

Присоединяйтесь