Макроэкономическая картина в мировой экономике продолжает оставаться нерадужной. Это заставляет инвесторов активнее искать новые и более эффективные способы защиты капитала.

В условиях рыночной нестабильности все большее число инвесторов начинает обращаться к сырью и биткоину. Они надеются, что эти активы могут оказаться удачным инструментом хеджирования рисков.

Сырьевые активы уже давно заработали себе репутацию надежного средства защиты от инфляции. Это связано с тем, что они обладают реальной внутренней стоимостью. Перевод средств из инвестиций в наличность (и другие основанные на ней инструменты) в материальные ценности защищает стоимость таких инвестиций от инфляционного давления.

Об этом в очередной раз напомнил в своем аккаунте в Twitter известный инвестор и аналитик Джесси Фелдер (@jessefelder), сооснователь крупного хедж-фонда и ведущий подкаста Superinvestors.

Сырье меняет курс

Он указал, что отмечает на графике по меди классический разворот и смену тренда с медвежьего на бычий. Фелдер полагает, что настроения на сырьевом рынке меняются. Он стал оттягивать на себя больше капитала из других инструментов. В частности, ощутимый отскок демонстрируют рынки драгоценных и полудрагоценных металлов. По всей видимости, они нащупали дно и на падениях стали привлекать покупателей.

При желании это можно расценить как указание на то, что рынки начали предчувствовать формирование пика сильного роста, наблюдавшегося за годы президентства Трампа. Подобные тенденции могут предполагать, что инвесторы стремятся выводить свои средства из перекупленных инвестиций в поисках более стабильных инструментов.

А чем биткоин хуже?

Биткоин, как и сырьевые активы, представляет собой инвестиционный инструмент, который принципиально отличается от фиатных валют. Соответственно, он тоже способен предложить более эффективную защиту от инфляции.

Принципиально важной характеристикой биткоина является тот факт, что он изначально был задуман как антиинфляционный актив с ограниченным запасом предложения. Запас биткоинов конечен и составляет лишь 21 млн. В отличие от металлов, далее уже нельзя будет отыскать новые «месторождения» биткоинов. Соответственно, со временем стоимость ВТС будет лишь увеличиваться из-за его дефицитности.

Важно также, что биткоин является децентрализованной и неподконтрольной властям финансовой системой. Ни одно правительство и ни одна финансовая структура не могут напечатать дополнительных монет или каким-то иным образом манипулировать объемом предложения ВТС.

Критики могут напомнить, что виртуальные валюты, в отличие от металлов, не обладают осязаемой материальной стоимостью. Однако этот аргумент не выдерживает критики, если вспомнить, что традиционные фиатные деньги также держатся исключительно на честном слове правительства – и, как правило, лишь до того момента, как экономика какой-либо страны не погружается в пучины депрессии.

Между тем биткоин существует независимо от отдельных государств и не привязан к их процветанию или провалу. Это делает валюту уникальным активом, предлагающим убежище гражданам любой страны, чья национальная экономика страдает от кризиса или стагнации.

Изображения предоставлены Twitter, Shutterstock.