Альфа-банк хочет получить с Михаила Абызова, 10 млрд рублей, но до всех активов экс-министра Российской Федерации по координации деятельности открытого правительства банку не добраться.

Кредитная организация, пытающаяся взыскать долги с Абызова и его компании «Группы Е4» с 2015 года, добилась ареста его активов в Сингапуре, включая недвижимость и криптовалюты.

Напомним, что Михаила Абызова обвиняют в мошенничестве на сумму 4 млрд рублей, а также в незаконном предпринимательстве и легализации средств, полученных преступным путем. Сам бывший министр свою вину не признает и причастность к деятельности «Группы Е4» отрицает. По его словам, он ушел из бизнеса с тех пор, как стал министром. В России у экс-министра изначально арестовали активы на сумму 27 млрд рублей, включая банковские счета и недвижимость. Однако впоследствии часть активов разморозили.

Почему Альфа не получит криптовалютные активы

Альфа-банк добился ареста всех активов экс-министра по делам «Открытого правительства», включая цифровые. Однако если с недвижимостью и банковскими счетами все просто, то забрать криптовалюту и цифровые токены вряд ли получится по ряду технических и юридических причин .

Во-первых, на сегодняшний день у криптовалюты в России нет правового статуса. В феврале этого года Верховный суд фактически приравнял к имуществу, включив в статью Уголовного кодекса о легализации доходов, полученных преступным путем. Однако на практике, чтобы конфисковать цифровые активы, нужно сначала вывести их из серой зоны, признав товаром или денежным эквивалентом.

Во-вторых, доступ к криптовалютным кошелькам осуществляется по личному ключу. Если владелец не выдаст его добровольно, забудет или потеряет, у правоохранительных ведомств могут возникнуть сложности с доступом к активам. Кроме того, у государства или иного лица — например, Альфа-банка — должны быть собственные криптосчета для перевода или реализации изъятых средств.

Не все потеряно, главное терпение

И все же Альфа-банку имеет смысл держать руку на пульсе, поскольку ситуация может измениться в ближайшие годы. Ранее редакция BeInCrypto сообщала о том, что закон о конфискации криптовалютных активов может быть принят уже к концу 2021 года. Пока неясно, каким образом будут реализованы эти процедуры на юридическом и техническом уровнях. Однако над разработкой соответствующих механизмов трудятся сразу несколько силовых структур, включая Минюст, Следственный комитет и Генпрокуратуру.

Если ведомствам удастся решить ряд правовых ограничений, остальное, как говорится, будет делом техники. В частности, современные методы оперативных и следственно-разыскных мероприятий уже позволяют идентифицировать владельца криптовалютного кошелька, хранилища или счета на бирже. В последнем случае для этого порой достаточно изъять у подозреваемого мобильный телефон и данные почтового аккаунта.

Эксперты пока скептически относятся к этому предложению. Однако, учитывая наличие успешной мировой практики, перенос уже существующих в законодательстве положений об аресте активов в виртуальную плоскость — это лишь вопрос времени. Об этом недавно заявил первый зампред Комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев в интервью Парламентской газете.

Как вы думаете, удастся ли банку получить доступ к криптовалюте Абызова? Чем грозит этот прецедент? Делитесь своим мнением в комментариях.


Изображения предоставлены Shutterstock.